Афоризм дня

Иногда я мыслю; иногда существую. Поль Валери






  Новости и анонсы

29.09.2010

В № 7 (июль) журнала «Читаем вместе» за 2010 г. опубликована статья Константина Душенко «Пятая колонна» из цикла «История знаменитых цитат».

Пятая колонна

29 сентября 2004 г. «Комсомолка» напечатала интервью с Владиславом Сурковым, зам. главы администрации Президента. Россия рисовалась здесь в виде осажденной крепости, мало того: «В осажденной стране возникла пятая колонна левых и правых радикалов». Упоминание о «пятой колонне» не осталось незамеченным, поскольку, как заметил один из комментаторов, оно означало деление граждан на «своих» и «врагов».

О «врагах внешних и внутренних» говорил уже Демосфен. Но «пятой колонной» «внутренних врагов» стали называть лишь в XX веке. Во всех справочниках это выражение приписывается испанскому генералу Эмилио Мола, который осенью 1936 г. возглавлял наступление франкистов на Мадрид. «Я брошу на Мадрид четыре колонны, но только пятая начнет наступление» — эти слова генерала привела Долорес Ибаррури 3 октября 1936 г. в органе испанской компартии «Мундо обреро». «Пятая колонна» находится внутри Мадрида, и в первую очередь надо разгромить ее», — разъясняла Ибаррури для непонятливых.

Существование затаившейся в городе «пятой колонны» оправдывало массовые политические репрессии. 7 ноября начались регулярные расстрелы заключенных без суда и следствия. К началу декабря было расстреляно не менее 5 тысяч «подозрительных лиц» — по большей части священники, предприниматели и представители интеллигенции.

О «пятой колонне» Мола говорил то ли по радио, то ли на встрече с иностранными журналистами в своей штаб‑квартире, но когда именно — неизвестно. Уже две недели спустя после статьи Ибаррури одна из мадридских газет называла автором этих слов генерала Кейпо де Льяно, а корреспондент лондонской «Таймс» — генерала Франко. В «Испанском дневнике» Михаила Кольцова от 1 ноября 1936 г. эти слова произносит другой генерал-франкист — Хосе Энрике Варела. Варела будто бы «объявил, что фашистская армия наступает на Мадрид пятью колоннами (...); пятая колонна — это фашистское подполье самой столицы. Он приглашает иностранных корреспондентов принять участие в торжественном въезде в покоренный Мадрид».

Однако никаких подтверждений того, что Мола или кто‑либо другой из франкистов когда-либо говорил о «пятой колонне», не обнаружено до сих пор. Английский журналист лорд Сент Освалд впоследствии утверждал, что выражение «пятая колонна» появилось в его телеграмме, посланной в «Дейли телеграф» из Мадрида в сентябре 1936 г. Всё указывает на то, что идея «пятой колонны» возникла не среди франкистов, а по другую сторону баррикад — в республиканском Мадриде.

У «пятой колонны» были предшественники в XIX и даже в XVIII веке. В начале франко-прусской войны 1870—71 гг., когда пруссаки готовились к разгрому Наполеона III, Проспер Мериме писал теще французского императора, графине Марии Монтижо: «Увы, даже если бы вторжение было отражено, опасность еще не была бы предотвращена. Существует четвертая армия г. Бисмарка, и находится она в Париже». Любопытно, что это письмо о «четвертой армии» Бисмарка было опубликовано как раз в 1936 г.

Задолго до Мериме, когда якобинская Франция сражалась с войсками антиреволюционной коалиции, Робеспьер предупреждал, что у иностранных дворов есть «два рода армий: одна из них находится на наших границах (...); другая, более опасная, находится среди нас: это армия подкупленных шпионов, мошенников, которые проникают всюду, даже в народные общества» (речь в Якобинском клубе 21 ноября 1793 г.). Какими способами боролись с этой «второй армией» якобинцы, известно каждому.

Как видим, «пятую колонну» находили во все времена, хотя называли ее иначе. Лучшее объяснение этому феномену дано в классическом труде голландца Луи де Йонга «Немецкая пятая колонна во Второй мировой войне» (1956): «Под влиянием сильного, но безотчетного чувства страха, под влиянием раздражения, в обстановке беспомощности и неуверенности нарастает внутреннее напряжение. Возможность разрядить такое напряжение появляется в том случае, если люди могут найти в своей собственной среде тех, кого можно было бы заклеймить словом «враги». Тогда страх обычно теряет свой таинственный и неоформленный характер; вместо беспомощности и неуверенности возникает непосредственная задача: бить врага в своих собственных рядах». И, что немаловажно, «отпадает необходимость искать настоящие глубокие причины неудач и поражений».

Так возникают из небытия зловредные «ведьмы-колдуньи», «врачи-отравители», «банды шпионов и диверсантов» и т.д., вплоть до «пятой колонны левых и правых радикалов». «Людям уже трудно стало представить себе мир, в котором не существовало бы пятой колонны», — эти слова де Йонга сказаны как будто вчера.

Константин Душенко

«Читаем вместе», 2010, № 7 (июль).

Все записи



Copyright © Душенко, Издательство "ЭКСМО"


НОВОСТИ И АНОНСЫ


05.07.2018 В № 3 (март), журнала «Читаем вместе» за 2018 г. опубликована статья Константина Душенко «Братья по разуму»

04.06.2018 В № 12 (декабрь) журнала «Читаем вместе» за 2017 г. опубликована статья Константина Душенко «Скелет в шкафу».

Архив новостей

НОВАЯ ВИКТОРИНА!

 

ГДЕ КУПИТЬ
ПОДПИСКА

 





Книги Константина Душенко


Обратная связь

Rambler's Top100