Афоризм дня

Комик делает смешные вещи; хороший комик делает вещи смешными. Бестер Китон






  Новости и анонсы

10.05.2011

В № 4 (апрель) журнала «Читаем вместе» за 2011 опубликована статья Константина Душенко «Каждая тварь печальна после соития» из цикла «История знаменитых цитат».

Каждая тварь печальна после соития

В 1997 г. на экраны вышел французский фильм с латинским названием «Post coitum animal triste» — «После соития тварь грустна»; в русском прокате латынь выкинули и назвали фильм «Послевкусие страсти».
Годом раньше был опубликован роман немецкой писательницы Моники Марон «Animal Triste»; виднейший критик Марсель Райх-Раницкий назвал его «одним из лучших любовных романов года». Роману предпослан эпиграф: «Post coitum omne animal triste» («Каждая тварь печальна после соития»), со ссылкой на «Сатирикон» Петрония.
Это изречение чрезвычайно популярно на Западе, где латынь в гораздо большем почете, чем у нас. В нашу литературу его ввел Венедикт Ерофеев: «Не помню кто, не то Аверинцев, не то Аристотель сказал: „Omnia animalia post coitum opressus est“, то есть: „Каждая тварь после соития бывает печальной“, — а вот я постоянно печален, и до соития, и после» («Василий Розанов глазами эксцентрика», 1973; опубликовано в 1989 г.).
Со ссылкой на Аристотеля цитировал это изречение Лоренс Стерн в «Жизни и мнениях Тристрама Шенди» (1760). В книге «отца сексологии» Алфреда Кинси «Сексуальное поведение самца человека» (1948) оно приписано Галену, великому греческому врачу II в. н.э.
Стерн и Ерофеев были ближе к истине, чем Кинси и Моника Марон. Латинское изречение о грусти после соития появилось в печати в 1514 г., в комментарии голландских ученых Иоанна Мурмелия и Рудольфа Агриколы к трактату Боэция «Утешение философией» (VI в.). А возникло оно из трактата «Проблемы», который приписывался Аристотелю, хотя был написан уже после его смерти. В 4-й части «Проблем» рассматривается вопрос: «Почему человек в наибольшей степени из всех живых существ ощущает слабость после любовного сношения?» А в 30-й части утверждалось: «После любовного сношения большинство людей ощущают печаль». Да и сам Аристотель говорил: «Результатом любовных наслаждений является скорее слабость и бессилие» («О возникновении животных», кн. I, гл. 18).
В древности это положение считалось медицинским фактом. Плиний Старший определяет специфику человека двумя свойствами: «Человек — единственное живое существо, которое рождается двуногим. Только человек испытывает сожаление после первого соития» («Естественная история», кн. 10, гл. 83). Лукреций, рассуждая о телесной любви, замечает: «Из самых глубин наслаждений исходит при этом / Горькое что-то» («О природе вещей», кн. IV). В Новое время Лукрецию вторит Спиноза: «За удовлетворением чувственности следует наивысшая печаль» («Трактат об усовершенствовании разума», 1661 г.).
Согласно Демокриту, «совокупление — это кратковременный припадок эпилепсии: ибо человек вытряхивается из всего человека». Того же мнения был Марк Аврелий: «При совокуплении — трение внутренностей и выделение слизи с каким-то содроганием» («Размышления», кн. VI, гл. 13).
В Средние века имел хождение латинский стихотворный фрагмент, начинавшийся со слов: «Гнусно и коротко наслаждение соития, / И отвращение следует сразу за актом любви». Эти строки приписывались Петронию; отсюда и появилась у Моники Марон ссылка на «Сатирикон». Шекспир, вероятно, был знаком с этими стихами. В своем 129 сонете он говорит о «наслаждении, которое сразу сменяется презрением» (в переводе Р. Бадыгова: «За утоленьем следует презренье»).
Упомянем еще английскую фразу о любовных утехах, получившую известность в XX веке: «Удовольствие быстротечное, поза нелепая, а расход окаянный». Дж. Б. Шоу приводил ее со ссылкой на Альберта Эйнштейна, а Сомерсет Моэм в романе «Рождественские каникулы» (1939) приписал ее лорду Честерфилду, знаменитому остроумцу XVIII столетия.
Со временем изречение «Каждая тварь печальна после соития» стало обрастать дополнениями: «...кроме петуха», «...кроме петуха и женщины», «...кроме монаха, женщины и петуха», «...кроме петуха и попа, которого ублажили даром» (английский вариант), «......кроме петуха и школяра, которого ублажили даром» (немецкий вариант).
В начале XX века истинность этого медицинского факта подверг сомнению австрийский публицист Карл Краус: «Omne animal triste — Все животные печальны после соития. Такова христианская мораль. Но и животные лишь post, а не propter hoc» (после, а не вследствие этого).
Латинская мудрость «Post hoc, nоn est propter hoc» («После этого — не значит вследствие этого») заимствована из логики Аристотеля. Так что Аристотель в любом случае оказывается прав.

Константин Душенко.

«Читаем вместе», 2011, № 4 (апрель).

Все записи



Copyright © Душенко, Издательство "ЭКСМО"


НОВОСТИ И АНОНСЫ


05.07.2018 В № 3 (март), журнала «Читаем вместе» за 2018 г. опубликована статья Константина Душенко «Братья по разуму»

04.06.2018 В № 12 (декабрь) журнала «Читаем вместе» за 2017 г. опубликована статья Константина Душенко «Скелет в шкафу».

Архив новостей

НОВАЯ ВИКТОРИНА!

 

ГДЕ КУПИТЬ
ПОДПИСКА

 





Книги Константина Душенко


Обратная связь

Rambler's Top100