Афоризм дня

Есть только две несомненные истины: мы приговорены к смерти, и мы приговорены к жизни. Альфред де Виньи






  Новости и анонсы

05.09.2011

В № 6 (июнь) журнала «Читаем вместе» за 2011 опубликована статья Константина Душенко «Власть лежит на улице» из цикла «История знаменитых цитат».

Власть лежит на улице
«Революционеры не делают революций. Революционеры лишь замечают, что власть лежит на улице, и поднимают ее», — заметила как-то Ханна Арендт, немецко-американский философ и политолог.
В России это выражение связывается прежде всего с 1917 годом и нередко приписывается Ленину. Первое верно — так стали у нас говорить именно после Февраля 17-го. Однако Ленин, хотя и подобрал бесхозную власть, выражением этим не пользовался. Зато к нему неоднократно прибегали эсеры. Их лидер Виктор Чернов вспоминал: «Очень часто даже от министров [Временного правительства] приходилось слышать: если власть не валяется на улице, то она будет валяться, что всякий, кому не лень, может нагнуться и эту власть подобрать и ею овладеть».
Это выражение было заимствовано из французского языка («Le pouvoir est dans la rue»). В XIX веке власть не раз и не два лежала на улицах Парижа — в июле 1830-го, в феврале и июне 1848-го, осенью 1870-го. Последний раз это случилось — так, во всяком случае, казалось участникам событий, — в 1968 году, когда парижская «Фигаро» от 15 мая вышла под шапкой «ВЛАСТЬ ЛЕЖИТ НА УЛИЦЕ».
Можно вспомнить предсказание Гитлера: «Национал-социализм станет хозяином улицы, а потом и хозяином государства» («Моя борьба», 1925–1927). Геббельс превратил эту мысль в лозунг: «Кто овладеет улицей, овладеет и государством» (речь на съезде нацистской партии в Нюрнберге, август 1927 г.).
Но вернемся в XIX век. Родион Раскольников, русский студент 60-х годов, восклицал: «Власть дается только тому, кто посмеет наклониться и взять ее. Тут одно только, одно: стоит только посметь!» («Преступление и наказание», 1866). Раскольников, как известно, равнялся на Наполеона: «Я хотел Наполеоном сделаться, оттого и убил».
Менее известно, что фраза Раскольникова о власти, которую нужно поднять с земли, тоже восходит к Наполеону. В декабре 1804 г. Бонапарт возложил на себя императорскую корону. Наследственные монархи объявили его узурпатором, однако сам он считал иначе: «Я нашел корону Франции на земле и поднял ее». Так передает слова нового императора мадам де Сталь в «Размышлениях о Французской революции». Другой вариант этой фразы приводит граф де Сегюр в своих мемуарах: «Разве мы бандиты, и я — не более чем узурпатор? Я никого не свергал с трона; я нашел корону в сточной канаве и поднял ее, а народ возложил ее на мою голову». В изгнании, на о-ве Св. Елены, Наполеон повторял: «Я не узурпировал корону: я поднял ее из сточной канавы» (запись Э. Лас Казеса 14–18 сентября 1815 г.).
В 1888 г. той же метафорой воспользовался Энгельс в своем знаменитом прогнозе хода будущей всемирной войны. В предисловии к брошюре С. Боркхейма «На память ура-патриотам 1806–1807 годов» он предсказывал «крах старых государств и их рутинной государственной мудрости, — крах такой, что короны дюжинами валяются по мостовым и не находится никого, чтобы поднимать эти короны». Энгельс, можно сказать, перекидывал мостик от 1800-х годов к 1917-му и 1918-му.
Но и метафора Наполеона принадлежит ему лишь отчасти: в поисках ее истоков мы приходим к античности. Полководец Александра Македонского Селевк, который в 321 г. до н.э. стал царем Сирии, говорил: «Тот, кто знает, как тяжел царский скипетр, не стал бы его поднимать, когда бы нашел его валяющимся на земле». Во всяком случае, так передает его слова Плутарх в трактате «Должен ли старец вмешиваться в государственные дела».
Другой вариант этого изречения приписывался македонскому царю Деметрию Полиоркету (ок. 327 — 283 до н.э.): «Если бы я знал, чего стоит царская власть, я не наклонился бы поднять упавшую диадему». Царская диадема, напомню, — предшественница королевской короны.
В 1991 году власть валялась на улицах Москвы. Лет десять спустя Юрий Шевчук написал песню «Мама, это рок-н-ролл», в которой не без ностальгии вспоминал: «Были времена и получше / Были и почестней, / Догорали дожди да веселые путчи, / Умирали ночи без дней (...) / Когда власть валялась на улице / На глазах у трезвых бичей».
В 2004 году власть лежала на улицах Киева, совсем недавно — на улицах Каира. Но, как говорил Станислав Ежи Лец, «если власть лежит на улице, стоит поинтересоваться, в каком она состоянии».
Есть у него и другой афоризм на ту же тему:
«В некой стране литератор C. сообщил мне: «Власть лежит на улице». — «Спешить некуда, — ответил я, — здесь не убирают улиц».
Константин Душенко.
Журн. «Читаем вместе», 2011, № 6 (июнь).

Все записи



Copyright © Душенко, Издательство "ЭКСМО"


НОВОСТИ И АНОНСЫ


05.07.2018 В № 3 (март), журнала «Читаем вместе» за 2018 г. опубликована статья Константина Душенко «Братья по разуму»

04.06.2018 В № 12 (декабрь) журнала «Читаем вместе» за 2017 г. опубликована статья Константина Душенко «Скелет в шкафу».

Архив новостей

НОВАЯ ВИКТОРИНА!

 

ГДЕ КУПИТЬ
ПОДПИСКА

 





Книги Константина Душенко


Обратная связь

Rambler's Top100